Столица.FM

"Сухой остаток" с Олегом Дмитриевым 02/02/2011 21:05

Пил, РосПил, освоение. Государство, криминал, бизнес. Каким будет финал?

ПРОНЬКО: 21 час и 9 минут в российской столице. Еще раз добрый вечер, дамы и господа, у микрофона Юрий Пронько, на волнах радиостанции «Финам FM» ежедневная вечерняя интерактивная программа «Сухой остаток». И тема сегодняшней программы – «Пил, РосПил, освоение. Государство, криминал, бизнес. Каким будет финал?» А мой гость сегодня – Алексей Навальный, юрист и известный блогер… Алексей, добрый вечер.

НАВАЛЬНЫЙ: Добрый вечер.

ПРОНЬКО: В самом начале напоминаю средства коммуникации для наших слушателей. Это многоканальный телефон, номер которого – 65-10-99-6, и это сайт в Интернете – www.finam.fm. То есть посредством этих коммуникаций вы можете задавать Алексею свои вопросы, высказывать свои мнения, комментарии и так далее. Я благодарен всем тем, кто уже прислал свои письма господину Навальному, кто писал в моем Живом Журнале. Одним словом, если все у нас получится, то будет такой синергетический эффект, когда социальные сети прямой эфир на «Финам FM» позволит вам понять, что же считает Алексей по поводу сегодняшней реальной ситуации в стране, и как думает, чем это, действительно, в финале закончится.

Алексей, с моей стороны было бы непростительным не услышать с вашей стороны сенсационных заявлений. Вы же понимаете, журналисты, они жаждут…

НАВАЛЬНЫЙ: Насколько сенсационными должны быть заявления?

ПРОНЬКО: Давайте начнем с политики. Тут вас уже «женили», в общем-то: и на «Финам FM», и в других средствах массовой информации говорится о том, что пора бы Навальному идти на президентские выборы. Вот так вот, не много и не мало. Причем разные опросы, проводящиеся в разных СМИ, показывают поддержку вас большинством аудитории. Подчеркну, и у нас 97% после провокации Стаса Белковского вы получили. То есть, 97% слушателей «Финам FM» готовы вас поддержать как кандидата в президенты. Другими словами, вопрос стоял не о том, проголосуют ли они за вас, но вот как за кандидата… Можете, положа руку на сердце, сказать честно: как, насколько вы повязаны с политикой, и есть ли у вас такие далеко идущие планы?

НАВАЛЬНЫЙ: Во-первых, я, конечно, очень благодарен, спасибо большое, всем тем, кто меня поддерживает. Это большая ответственность для меня, в том числе, потому что люди задают вопросы – нужно отвечать. Во-вторых, я хотел бы все-таки спросить, включая тех, кто проголосовал за меня: а вот то, что называется президентскими выборами, это что? Они у нас вообще есть в стране? Вот эта странная процедура, во время которой сидит Чуров, трясет своей бородой или заполняет клеточки, там, из своей головы или из сурковской, или из путинской, ставит всем результаты – это выборы?! То есть,

существует ли хоть один человек, который предполагает, что результат президентских выборов – это то, как проголосовали люди?

ПРОНЬКО: То, что называется волеизъявлением народа.

НАВАЛЬНЫЙ: Да. Я думаю, что таких людей крайне мало. Поэтому здесь больше актуален вопрос о том, нужно ли участвовать в такого рода выборах или не нужно? Нужно ли участвовать в этой странной процедуре, которая в России называется выборами? Это первое.

Второе: каждый должен заниматься своим делом. То, чем я сейчас занимаюсь, во-первых, мне нравится, во-вторых, судя по всему, нравится не только мне, в-третьих, достаточно эффективно, в-четвертых, полезно – и так далее. Поэтому я предпочту делать то и работать в том направлении, где я приношу пользу, нежели сейчас переключиться и плясать и играть в хомячков, которые бегут по лабиринту, а над ними, опять же, стоит Чуров и весело смеется, глядя на этих хомячков.

ПРОНЬКО: Красиво ушли от ответа. То есть, президентских амбиций у вас нет, да?

НАВАЛЬНЫЙ: Моя деятельность, вне всякого сомнения, является политической, я здесь не собираюсь манерничать и говорить, что в этом нет политики. Безо всякого сомнения, коррупционные дела, которые я рассматриваю, вообще проблемы коррупции – это крупнейшие политические вопросы страны.

ПРОНЬКО: Выполняете задание господина президента Медведева?

НАВАЛЬНЫЙ: Я выполняю задание многонационального народа Российской Федерации, которого это все уже достало очень давно. Поэтому моя политическая деятельность, которой я сейчас занимаюсь, она, я считаю, важна, и она гораздо важнее, чем, опять же, бег хомячков в лабиринтике, который построил Центризбирком и жулики, которые руководят Центризбиркомом.

ПРОНЬКО: Тогда все-таки более прикладной вопрос: у вас есть свои политические симпатии? Как вы относитесь к партии «Единая Россия»?

НАВАЛЬНЫЙ: К партии «Единая Россия» я отношусь очень плохо. Партия «Единая Россия» – это партия коррупции, это партия жуликов и воров.

И задача каждого патриота и гражданина нашей страны – сделать все для того, чтобы…

ПРОНЬКО: А вы патриот?   

НАВАЛЬНЫЙ: Абсолютно, я патриот… Задача каждого патриота нашей страны – сделать все для того, чтобы эта партия была уничтожена. Не в физическом смысле, я не призываю ни к какому экстремизму…

ПРОНЬКО: Да, потому что после сегодняшней программы выйдет заголовок: «Алексей Навальный предлагает уничтожить «Единую Россию».

НАВАЛЬНЫЙ: Легальными методами. Я предлагаю сделать так, чтобы «Единая Россия» и все подобные формации – до этого была партия «Наш дом – Россия», и так далее – не существовали. Потому что это главная опора той коррупции, того беспредела, который сейчас происходит в стране.

ПРОНЬКО: А как вы относитесь к лидеру, неофициальному, неформальному лидеру «Единой России» господину Путину? Это человек, который, в общем-то, за минувшие десять лет создал определенную систему… Наши слушатели знают, как я к ней отношусь, и их более всего сейчас будет интересовать ваше мнение. Особенно в свете портала «РосПил» и так далее. Я так понимаю, что ведь это определенный венец той системы, которая была отшлифована за последние годы?

НАВАЛЬНЫЙ: Ну да, и я думаю, что я никого не удивлю своим ответом. То есть, руководитель, формальный или неформальный лидер, Владимир Путин, лидер «Единой России», он создал эту систему. Он целенаправленно и осознанно создал систему коррупции, которую обозвал вертикалью власти, систему делегирования коррупционных полномочий, систему делегирования политических полномочий, с помощью которой, собственно говоря, и управляется сейчас страна. Рамзану Кадырову говорят: «Рамзан Кадыров, ты можешь сколько угодно расхищать деньги, которые выделяются на Чечню, главное – везде развесь портреты и рисуй нам 99%». Примерно то же самое говорят любому другому губернатору: «Рисуй нам 60% и за это закупай томографы по цене в три раза выше рыночной».

ПРОНЬКО: Смотрите, опять-таки, мы с вами не сговаривались, и вы вспомнили томографы. Здесь у меня была битва с председателем Совета Федерации России господином Мироновым. Я его спросил о том, что министр, любой министр, не применительно к Татьяне Голиковой, но в данном случае, конечно, о ее ведомстве идет речь, отвечает за своих подчиненных или нет? Он сказал, что да, отвечает. Тогда почему она до сих пор управляет министерством? На это мне было сказано, что ее подставили, что, скорее всего, ей были предложены, там, 125 доказательных документов о том, что эти сделки правомочны. Дальше у меня совсем циничный вопрос возник, и я спросил: «Вы простите, а что, министра развели как лоха?» Ну, если не персонифицируя спрашивать, без обид. Миронов: «Нет-нет, этого не может быть, но, вы понимаете…» И дальше, в общем-то, ответ ушел в сторону.

Алексей, почему, по вашему мнению, чиновники, которые занимают ведущие позиции, не отстраняются от должностей, – я без пафоса это произношу – когда, в общем-то, они проваливают то дело, за которым они закреплены? Как то, допустим, министр социального развития, вот конкретный пример. Или: все признают, что теракт в «Домодедово» – это провал специальных и правоохранительных служб Российской Федерации. Я разговаривал с разными политиками и генералами, я спрашиваю: «Провал? «Провал». «Тогда почему никто не отвечает-то?» «Ну, вы понимаете, коней на переправе не меняют». И это главный ответ.

НАВАЛЬНЫЙ: Какая-то очень долгая переправа у нас уже.

ПРОНЬКО: Цинизм в четвертой степени, даже не в кубе! В чем причины, по вашему мнению?

НАВАЛЬНЫЙ: Во-первых, это, конечно, такая традиционная отговорка, вот то, что сказал Миронов, включить такую наивность – вот, дескать, нас подставили. И этих подставили, и тех подставили – такое впечатление, что существуют какие-то такие группы очень наивных чиновников, которые хлопают глазками, и теневая группа неких злых чиновников, которые все время подставляют наивных. Но это, конечно, полнейшая чушь. Голикова отлично знала, что она делает.

Вся страна знает, что происходит с закупками медицинского оборудования и лекарств. Это знают абсолютно все: знает МВД, ФСБ, сама Голикова, Путин, Медведев – абсолютно все. Это специально созданная система делегирования коррупции и такая пирамидка заносов и откатов.

Поэтому все со всеми связаны, все друг другу платят.

ПРОНЬКО: Так, подождите, Алексей, стоп.

НАВАЛЬНЫЙ: Да, давайте.

ПРОНЬКО: Вы знаете, часто очень гости на меня обижаются, потому что я их останавливаю на полуслове и цепляюсь за конкретные фразы.

НАВАЛЬНЫЙ: Да пожалуйста, давайте!

ПРОНЬКО: Вот я сегодня буду наивным журналистом, который считает, что закон превыше всего и «по понятиям» – это, ребята, в другое место. Как говорил Виктор Степанович, выступая с защитой бюджета страны: «Если чешется, почешите в другом месте». Так вот, я хочу понять – что значит заносят, что значит вносят?

НАВАЛЬНЫЙ: Смотрите, вот вам конкретный пример. Совсем недавно в газете «Нью-Йорк таймс», а потом везде по стране было опубликовано письмо гражданина России Колесникова, который прямо сказал касательно медицинского оборудования, что «мы поставляли медицинское оборудование, по приказу Путина была установлена норма отката – 35%, за эти 35% мы строили Путину дачу». Это не моя выдумка – это показания человека, который участвовал в этом всем. Это и называется «заносит». Фактически был создан некий оффшорный общак, в который отстегивали люди, коррупционным образом строившие какие-то госпитали и так далее. Сколько таких общаков существует? Явно не один такой. Это и называется «заносят». А что, Голикова не знала, что существует эта фирма, которая как минимум на 35% дороже поставляла оборудование и мобильные госпитали? Конечно, знала. Все знали. Именно поэтому нельзя Голикову отстранить от власти, нельзя ее выгнать.

ПРОНЬКО: И так на всех уровнях?

НАВАЛЬНЫЙ: И так на всех уровнях. Ровно так. Именно поэтому не отстраняется руководство ФСБ, потому что руководство ФСБ занимается не тем, что защищает вас, меня, радиослушателей, всех остальных от терактов. Руководство ФСБ занимается тем, что вот оно стоит с ружьем наперевес и охраняет Путина, Ротенберга, Тимченко и всех остальных теневых и не теневых олигархов, людей, которые присосались к нашей стране, зарабатывают миллиарды на коррупции, на откатах, на распилах, и так далее.

ПРОНЬКО: Правильно ли я вас понимаю, что венцом всей этой системы является именно Владимир Путин?

НАВАЛЬНЫЙ: Венцом, непосредственным организатором, и, судя по показаниям, прямым показаниям, например, того же самого Колесникова, который говорит, что Путину, лично Путину, принадлежат акции на предъявителя вот на этот оффшорный общак, судя по всему этому, есть основания полагать, что Путин лично получает, в том числе, эти деньги.

ПРОНЬКО: Но, возможно, это и не так.

НАВАЛЬНЫЙ: Это должно быть выяснено через следствие и справедливый суд. Вот у меня возникает следующий большой вопрос. Если Колесников прямо об этом заявляет в интервью, написал об этом письмо – почему Генеральная прокуратура этого не расследует? Ведь это называется сообщением о преступлении.

ПРОНЬКО: Понимаете, это из той же серии, как тогда, когда не смогли найти переводчика с английского языка для рассмотрения по делу «Daimler» документов, отправленных американцами.

НАВАЛЬНЫЙ: Да, совершенно верно.

ПРОНЬКО: Я готов был предложить свои услуги в этот момент, но меня как-то не попросили.

НАВАЛЬНЫЙ: Я же занимался, в том числе, и «Daimler». Сколько уже прошло?.. Неделю назад Медведев в Давосе говорит, что вот, мол, по «Daimler» американцы нам документов не передали. Но это же обман! Мы же все знаем, все эти документы опубликованы! И есть конкретный список оффшоров, на которые получали взятки. Все то, что должна сделать российская сторона, это допросить людей в российском представительстве «Daimler», которое, в том числе, признало, что они платили взятки, и установить конечных бенефициаров, конечных собственников этих оффшоров. Это, собственно говоря, не является сложной задачей в наше время, когда финансы достаточно прозрачны, потому что все борются с терроризмом, с отмыванием денег и так далее. В рамках уголовных дел установить этих людей – это задача двух недель. Вопрос только в том, что они будут делать, когда они их установят и выяснят, что… это они сами и есть.

ПРОНЬКО: Алексей Навальный, юрист, известный блогер, программа «Сухой остаток», радиостанция «Финам FM», средства коммуникации – www.finam.fm, 65-10-99-6.

Алексей, тогда такой вопрос. В своем Живом Журнале я достаточно часто пишу о том, что надо поддержать президента Медведева. Меня за это не просто бьют – меня за это очень сильно ругают…

НАВАЛЬНЫЙ: Да правильно и делают!

***

ПРОНЬКО: Я предвидел такую реакцию. Но, смотрите, вы еще лучше меня понимаете ту систему, которая была создана. Апелляция к девяностым годам – ну, уже как-то несерьезно вообще звучит, и я в открытую также об этом говорю ребятам из той же «Единой России». Я говорю им, что, мол, прекратите, вы уже десять лет у кормила, у чего-то там еще. Но вот создана система – она реальная! Это персонифицированная система, то есть это конкретные люди. И эта система вот так взять и сказать, что, дескать, хорошо, мы уходим, не может. Невозможно допустить, что господин премьер скажет: «Да, я ошибся, я не ту модель построил». Допустить подобное – по меньшей мере, наивно. Это серьезные люди, которые серьезным делом занимаются – освоением… Терминологически мне больше нравится не «распил», а «освоение», оно какое-то более мягкое слово… И наивно полагать, что они уйдут.

Я приведу конкретный пример. В начале девяностых, в 1992 году, притом, что существовала пусть и разваливающаяся советская система, но система государственной безопасности, система руководителей, уже позже названных красными директорами и так далее, и весь Советский Союз, который был даже не вчера, а живет еще и сегодня, Егор Тимурович Гайдар, к сожалению, рано ушедший от нас, пошел на либерализацию, на ломку системы. То есть, кто-то конкретно, персонифицировано смог возглавить эту битву. Это пафосно звучит, но фактологически это именно так. В политической системе нынешней России я не вижу человека, кроме президента Медведева, который, по крайней мере, на словах хоть что-то продвигает по вопросу борьбы с коррупцией…

НАВАЛЬНЫЙ: Слушайте, а Путин что, ничего не говорит про борьбу с коррупцией? Да говорит, десять лет уже говорит.

ПРОНЬКО: О’кей. Тогда скажите мне, президент Медведев – это такой наивный человек, который говорит одно, а по факту знает, что все по-другому, и ничего менять не собирается?

НАВАЛЬНЫЙ: Нет, он совершенно не наивный, естественно, человек. Там нет вообще никаких наивных людей. И глупых людей там нет. Все всё отлично понимают. Я не верю ни в какой миф, во власти которого, судя по всему, и вы находитесь, о плохом Путине и хорошем Медведеве. Это примерно одно и то же.

Медведев все отлично понимает, как это все устроено, и отлично понимает, что сохранение подобной системы – это единственный шанс для него оставаться у власти и удерживаться у власти.

Потому что эти люди в конкурентной политической среде выжить не смогут. Было бы наивно предполагать, что завтра случится щелчок и они скажут: «Все, мы начинаем проводить свободные выборы». Но поскольку они люди неглупые, они не хуже нас понимают, что это рано или поздно закончится. Причем, скорее всего, это закончится рано. Как это заканчивается, мы наблюдаем прямо сейчас по прямому эфиру из Египта, Туниса и из многих других стран.

ПРОНЬКО: Печально заканчивается.

НАВАЛЬНЫЙ: Да. Поэтому Путин и Медведев должны набраться политического мужества и постепенно делегировать часть своих полномочий, они должны делиться властью. В широком смысле слова: с муниципалитетами, с местным самоуправлением, с кем угодно.      

ПРОНЬКО: Пока происходит с точностью до наоборот.

НАВАЛЬНЫЙ: Да.

ПРОНЬКО: И уже выбивают всенародные выборы мэров.

НАВАЛЬНЫЙ: Совершенно верно. Сейчас уже у нас, извините меня, ни в одном крупном городе, ни в одном городе-миллионнике мэра не выбирают. Но это же, извините меня, бред! Они узурпировали всю эту власть, они схватили ее – но проглотить они этого не могут, сделать они ничего не могут.

ПРОНЬКО: Давайте, я еще один наивный довод вам выскажу.

НАВАЛЬНЫЙ: Давайте.

ПРОНЬКО: В любой системе, какая бы коррумпированная она не была, белая и пушистая, должен срабатывать механизм самосохранения. Если этого механизма нет, система идет вразнос в буквальном смысле. На начальном этапе взяли, схватили, освоили, вывели – все понятно, да? Но, как вы уже отметили, прямая трансляция из Египта – это, в общем-то, показатель финальной части для любой подобной системы.

НАВАЛЬНЫЙ: Правильно, и вы противоречите сами себе.

ПРОНЬКО: Подождите, но система тогда должна выработать иммунитет? Значит, система должна пойти на то, чтобы выпустить пар: я не знаю, сделать парламент местом для дискуссии.

НАВАЛЬНЫЙ: Совершенно верно. Это вопрос о том, хватит ли у них мужества признать, в том числе, может быть, отчасти публично признать, что все это закончится, условно говоря, Египтом.

Если они сейчас не отдадут власть добровольно, частично не делегируют власть, то через энное количество времени эту власть отнимут, а их всех будут бить бревном по голове.

ПРОНЬКО: Как далеко вообще коррупция зашла в российском обществе? То есть, смотрите, меня забавляет, когда я вижу, знаете, прямые трансляции, – есть каналы такие у нас российские, они почему-то называются информационными, но я бы их назвал пропагандистскими – когда господин президент произносит очередной спич о борьбе с коррупцией, а они что-то пишут. Вот правда, Алексей, мне хочется заглянуть и посмотреть, что они там пишут: сейчас пойду выйду, и так далее?

НАВАЛЬНЫЙ: Была же замечательная фотография в Интернете по этому поводу: это такие замечательные каракули…

ПРОНЬКО: Но я хочу понять: если это все уже глубоко, если это является смазочным таким материалом для вращения шариков и всего остального, то каковы масштабы? Вот господин президент как-то сказал, что из пяти триллионов рублей на государственные закупки один триллион разворовывается. При этом, по идее, тут же должны были быть подписаны, не знаю, указы, приказы и рекомендации Следственному комитету… Ну, возможно, это и есть, понимаете, я продолжаю наивно предполагать, мне хочется, чтобы все было в законе… Вот вы можете оценить реальные масштабы? Путин как-то сказал, что до 30% бюджетных средств используется не по целевому назначению.

НАВАЛЬНЫЙ: Правильно, Медведев заявил, он признал триллион. Это 20% на государственные закупки. Понятно, что 100% украсть нельзя, иначе мы жили бы в некой пустоте. Но коррупция полностью поглотила государственный механизм, она является главным и единственным драйвером работы для любого чиновника.

То есть, я с полной ответственностью говорю, что

сейчас любой чиновник будет вообще что-либо делать только в том случае, если в основе его действий лежит мотивация – получение денег либо для него, либо для его каких-то бизнесменов.

ПРОНЬКО: Ничего другое его не интересует?

НАВАЛЬНЫЙ: Да. Именно поэтому у нас ничего не происходит. И именно поэтому провалились национальные проекты, именно поэтому нет борьбы с коррупцией. Денег-то полно! Денег же море! Вы посмотрите, сколько денег тратится на государственные закупки. Поэтому любые чиновники, которые причастны к принятию решений, – ну, чего, они там будут бороться с какой-то коррупцией или заниматься здравоохранением, когда могут томографы закупать? Тем более, опять же, все очень четко понимают, что эта система не может жить вечно и, видимо, не может жить сколько-то долго устойчиво, потому что все это рухнет. Значит, пока не рухнула, нужно что сделать? Нужно украсть пять миллионов долларов и увезти их в Испанию, купить там себе дом, для того чтобы, когда у нас тут все накроется и будут бегать какие-то толпы…                                 

ПРОНЬКО: А вы считаете, что накроется?

НАВАЛЬНЫЙ: Без всякого сомнения. Я абсолютно уверен в этом. Я уже сказал, что эта система неустойчива.

Абсолютно все, начиная от простых людей на улицах, заканчивая этими же самыми злобными коррупционерами-миллиардерами, понимают, что система эта неправильная, порочная и она рухнет. И она рухнет, естественно.

ПРОНЬКО: А сколько еще времени на существование вы ей даете?

НАВАЛЬНЫЙ: Здесь, понимаете, прогнозировать было бы достаточно наивно с моей стороны, потому что, вспомните, там, два года назад все также в подобных апокалипсических переживаниях пребывали: вот, в мае все грохнется.

ПРОНЬКО: Все говорили о том, что кризис заставит пересмотреть концепцию.

НАВАЛЬНЫЙ: Да. Поэтому говорить о том, что это все случится через год или через два года, или через месяц – я не могу дать таких прогнозов. Но, опять же, пример Туниса, банальная такая вещь, показывает, что это все случилось совершенно внезапно и за неделю.

ПРОНЬКО: А ничего хорошего от этого, Алексей, не будет обычным-то гражданам. Любые революции – это хаос, это власть толпы, это…

НАВАЛЬНЫЙ: Я поэтому и говорю, что Путин, как человек неглупый, и Медведев, они должны понимать, что во избежание условного Египта и Туниса, для сохранения, в том числе, своей безопасности, безопасности своих семей и, возможно, для безопасности части своих денег они должны поделиться властью. Кроме того, они, естественно, должны принять какие-то меры для наведения элементарного порядка. Потому что у нас сейчас реальный элементарный порядок замещается просто огромным количеством милиции.

ПРОНЬКО: Которая с 1 марта станет полицией, кстати.     

НАВАЛЬНЫЙ: Господами полицейскими они станут.

ПРОНЬКО: Суть-то изменится, нет? Тут спрашивают тоже слушатели о том, как относится Навальный к господам полицейским.              

НАВАЛЬНЫЙ: Ну, смотрите, когда стоит этот милиционер и у таджика в метро вымогает пятьсот рублей. Вот он до двенадцати часов ночи милиционер плохой, а после двенадцати часов ночи он уже господин полицейский. Все это произошло в процессе вымогания пятисот рублей. Вопрос: улучшилось что-то или нет?

ПРОНЬКО: Ваша любимая тема – государственные компании, государственные корпорации, компании, аффилированные с государством. Небезызвестна тема «Транснефти», которая заставила таки власть вспомнить вас всуе, причем на своих подконтрольных каналах, где вас, в общем-то…

НАВАЛЬНЫЙ: Не очень любят…

ПРОНЬКО: …Да, обвинили в разных домогательствах и в работе на какие-то теневые западные…

НАВАЛЬНЫЙ: Да все даже проще: меня назвали деревенским дурачком, если вы помните.

ПРОНЬКО: Алексей, ответьте этим людям в прямом эфире на «Финам FM». Что вы скажете на все то, что было высказано в ваш адрес?

НАВАЛЬНЫЙ: Я, в любом случае, очень рад, что при моем посредстве, при посредстве тех людей, которые меня поддерживают и так далее, они действительно вынуждены были что-то сказать. Их оправдания, конечно, выглядят совершенно жалким лепетом. Я уже говорил на эту тему: меня можно назвать деревенским дурачком, городским дурачком – я готов даже самоназваться деревенским дурачком, но просто пусть вернут деньги. Во время строительства ВСТО были украдены миллиарды долларов! Я хочу, чтобы эти деньги были возвращены, сколько можно вернуть, чтобы люди, укравшие их на глазах у всех абсолютно цинично, нагло, были наказаны.

Когда государственная монополия отдает миллиардные контракты фирме, которая зарегистрирована на украденный паспорт – ну, это показывает некую финальную стадию деградации. Такого даже в Нигерии не делают.

ПРОНЬКО: Алексей Навальный, юрист, известный блогер, «Сухой остаток», «Финам FM». Ваши вопросы, комментарии, реплики на 65-10-99-6 либо на www.finam.fm... Алексей, я предлагаю сейчас в интерактивном режиме поработать оставшуюся часть программы, лаконично отвечая на вопросы слушателей, которых очень много. Кстати, предваряя это все дело, могу ли я вас попросить вот о чем. Так как точно совершенно, железобетонно мы с вами на все вопросы не ответим, – я их даже не успею озвучить до конца программы! – вы на них после эфира ответите, и мы их заместим на сайте www.finam.fm.                           

НАВАЛЬНЫЙ: Я попробую.

ПРОНЬКО: О’кей. Итак: «Алексей, сбором денег, который объявили сегодня, вы выбиваете стул, на котором сидят многие чиновники. Им денег собирать на всю жизнь не нужно, они у них есть, поэтому будьте осторожны, так как они не остановятся не перед чем, чтобы остаться у кормушки. Обязательно подумайте о системе безопасности для тех, кто будет вам помогать. Успехов!» Что скажете?

НАВАЛЬНЫЙ: Мы выдадим всем лазерные мечи, пистолеты, и так далее. Они нас должны бояться, а не мы их.

ПРОНЬКО: Делаем так: один звонок, потом одно письмо… Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Дмитрий.

ПРОНЬКО: Слушаем вас, Дмитрий.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я по роду своей работы очень много перемещаюсь по стране и общаюсь с очень широким социальным кругом людей, от очень бедных до достаточно богатых. И вот я хочу сказать, что за последний год ситуация радикально изменилась, по моим наблюдениям: очень высок рост недоверия нашему правительству и очень высок рост социального протеста. Это вот один момент.

А второе, о чем я хотел сказать, заключается в следующем. В одном из городов Подмосковья есть ребята, которые играют в пейнтбол, и они собираются, вы не поверите, в количестве людей по две с половиной тысячи человек. И это происходит у них регулярно. Причем руководят ими бывшие профессиональные военные…

ПРОНЬКО: Дмитрий, короче, вы это все к чему?

НАВАЛЬНЫЙ: Можно настоящее оружие выдать.

СЛУШАТЕЛЬ: Да! Представляете, если этим ребятам… А это в одно городе, районе Подмосковья, а только таких районов у нас двадцать. И я более чем уверен, что в других районах происходит то же самое. Эти люди после таких игр пьют пиво, пьют водочку и разговаривают на политические темы. Причем все это происходит под национальным соусом, менталистическим соусом.

ПРОНЬКО: Вопрос господину Навальному в чем?

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос в том, что представляете, если этим людям дать вместо пейнтбольных ружей, там, автоматы Калашникова и привезти их в Москву в один прекрасный момент одновременно?

ПРОНЬКО: Спасибо. Не надо провокаций в эфире «Финам FM». Вы к чему это все сказали?.. Алексей, отвечайте.

НАВАЛЬНЫЙ: Рано или поздно они сами все возьмут, рано или поздно они сами придут, потому что, я согласен со слушателем, за последние два года ситуация изменилась кардинально. Если в начале двухтысячных эту коррупцию можно было оправдывать тем, что Путин выместил какую-то там организованную преступность… На самом деле бандитов просто заменили на милиционеров.

ПРОНЬКО: Нет, подождите, Алексей, но главная заслуга Путина в том, что он вывел олигархов из властных структур, и так далее.

НАВАЛЬНЫЙ: Вывел олигархов, решил вопрос Чечни, и так далее. То есть,

в начале двухтысячных годов у Путина безо всякого сомнения были определенные успехи, какие-то достижения. Но сейчас не происходит ничего за последние два года, коррупция нарастает, и она стала уже очевидной

для любой бабушки, у которой нет ни Интернета, ни радио, ни чего-либо еще такого. Поэтому безо всякого сомнения рано или поздно это закончится тем, что ребята отложат пейнтбольные ружья и побегут уже…

ПРОНЬКО: Я бы добавил к этому: не дай бог… Следующий вопрос: «Господин Навальный ратует за декларации доходов чиновников. А сам он готов опубликовать свои доходы за время пребывания в должности советника губернатора Кировской области?» Алексей, что за история?

НАВАЛЬНЫЙ: Я был советником губернатора Кировской области на общественных началах, государственным чиновником я никогда не был, и в этом смысле я ни копейки бюджетных денег никогда не получал.

ПРОНЬКО: То есть, отчитываться не о чем?

НАВАЛЬНЫЙ: Отчитываться, собственно говоря, не о чем.

***

ПРОНЬКО: Дальше: добрый вечер, вы в эфире, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Владимир.

ПРОНЬКО: Что скажете, Владимир?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексею вот такой вопрос. Вот к Жириновскому можно относиться по-разному, но мы знаем, что иногда у него проявляется как бы некий дар предвидения. И все люди, наверное, понимают, что он более информирован. И вот в последнем ток-шоу каком-то, я не помню, в каком, тема там касалась теракта, он сильно наезжал на «Единую Россию» и закончил свое выступление утверждением о необходимости коалиционного правительства. Как вы считаете, есть в этом смысл, и вообще как это понимать?                                                                  

НАВАЛЬНЫЙ: Жириновский, как бы мы к нему не относились, это и политик от бога, и человек, который очень четко чувствует настроения различные. Да, как я и сказал,

нынешнее руководство должно поделиться своей властью. Она должна делегировать полномочия, и коалиционное правительство стало бы одним из реальных механизмов мягких позитивных изменений в стране без каких-то жестких сценариев.

ПРОНЬКО: Но это оптимальный вариант. При этом вы понимаете, что этого не будет. Правильно я понимаю?

НАВАЛЬНЫЙ: По тому, как все сейчас происходит, я не думаю, что позитивные изменения возможны в ближайшем будущем. Но я надеюсь, что эти ребятки одумаются.

ПРОНЬКО: Начнем хотя бы с того, еще раз подчеркну, чтобы парламент все-таки стал местом для дискуссий. Хотя бы с этого начнем, да?

НАВАЛЬНЫЙ: Начать нужно с выборов. Начать нужно с того, чтобы разрешить нормально регистрировать партии и не рисовать результат, а использовать реальные результаты выборов.

ПРОНЬКО: Мне «нравится», как москвичей поделили на «красных» и на остальных, и оказалось, что больше в нашей столице нет никаких мнений.

Идем дальше: «Здравствуйте, нет ли у вас желания разместить на сайте «РосПил» форум? Людям будет удобнее общаться и уже обсуждать и искать варианты решений насущных проблем».

НАВАЛЬНЫЙ: Будем это делать. Очень много предложений поступает по вопросу улучшения сайта «РосПил». Но нужно понимать, что сейчас это все делает человек, который забесплатно, по душевному порыву сработал этот сайт, и он не может все сделать очень быстро. Но мы все постепенно организуем и все это замечательно заработает.

ПРОНЬКО: Я просто еще раз подчеркиваю, что мы сейчас будем идти в темпе венского вальса. Кто танцевал венский вальс, тот знает, что там темп идет на ускорение.

НАВАЛЬНЫЙ: Я не танцевал, но я постараюсь.

ПРОНЬКО: Да, придется сейчас!.. 65-10-99-6, www.finam.fm, Алексей Навальный, юрист, известный блогер, сегодня в «Сухом остатке» на «Финам FM».        

«Как вы думаете, Алексей, как юрист, возможно ли с помощью международных органов заставить российскую власть открыть и выложить в Интернете для граждан все финансовые документы государственных корпораций, государственного бюджета, другую информацию, которую смогут оценить граждане и международные органы финансового контроля? Ведь бюджет должен быть доступен для граждан, так как верстается из их налогов».

НАВАЛЬНЫЙ: Я думаю, это маловероятно, что мы сможем это сделать с помощью международных органов. Но с помощью международных органов, конечно, можно достаточно эффективно давить на нашу власть, потому что все украденные из России денежки она инвестирует, конечно, за границей.

ПРОНЬКО: Добрый вечер, как вас зовут?    

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей меня зовут.

ПРОНЬКО: Да, пожалуйста, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, вообще, я вам желаю успехов, дай вам бог здоровья, удачи в вашей борьбе…

НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ: …Не теряйте силу духа. Я, вообще-то, согласен с тем, что эта власть сама навряд ли поделится своими полномочиями. Но у меня вопрос насчет оппозиции. Конечно, я также понимаю, что она вся липовая. В свете приближающихся выборов – есть ведь у нас умные люди типа вас – почему бы не провести некие антивыборы, бойкотировать эти выборы, понимаете? Нужно ведь что-то делать.

ПРОНЬКО: Спасибо.

НАВАЛЬНЫЙ: Я был абсолютным сторонником идеи бойкота на предыдущих выборах, но, к сожалению, необходимо признать, что идея бойкота не поддерживается в массе. То есть, она не работает, к большому сожалению, хотя, повторюсь, я был ее сторонником. Поэтому я думаю,

на грядущих выборах, скорее всего, более правильной политической стратегией будет придти и голосовать за кого угодно, кроме «Единой России». То есть, придти и голосовать против «Единой России».

ПРОНЬКО: Дальше идем. Константин из Кемеровской области прислал вопрос. (То есть, на самом деле вопросы идут из разных регионов России.) «Уважаемый Алексей, в одном из городов шахтерского Кузбасса снят с должности мэр, который, по мнению губернатора Тулеева, беззастенчиво пользовался своим служебным положением. Не так давно снят с должности мэр Москвы Юрий Лужков на основании утраты доверия. Но, по моему мнению, он снят также за неумеренную алчность». И собственно вопрос: «Федеральная и региональная власть начала борьбу с коррупцией?»

Вот видите, Алексей, вы меня обвинили в том, что я наивный, но ведь и другие эту тенденцию замечают. Ну, есть это тренд, есть эта потребность!

НАВАЛЬНЫЙ: Есть кто-то еще более наивный, чем вы, понимаете? Лужкова отстранили от должности из-за коррупции. Тогда возникает вопрос: а почему мы его не сажаем, почему мы не возбуждаем уголовного дела, почему мы не пытаемся вернуть те четыре миллиарда долларов, которые Лужков коррупционным образом вместе со своей женой заработал? Вот это и есть борьба с коррупцией!

ПРОНЬКО: А вы утверждаете, что Елена Батурина заработала посредством коррупционных механизмов?

НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, у нас есть все основания полагать, что реальной причиной бизнес-успехов Елены Батуриной являлось служебное положение ее мужа. И я думаю, существует крайне мало людей, которые не разделяют эту точку зрения. Фактически эти деньги они заработали мошенническим путем, злоупотребляя служебным положением. Против них должны быть возбуждены уголовные дела. Когда снимали Лужкова, наши федеральные каналы показали прямые доказательства его преступлений. Но если это преступления, так что же – давайте расследовать.

ПРОНЬКО: Господин Навальный, тогда я вам встречный задаю вопрос: а в чем причина-то?

НАВАЛЬНЫЙ: Причина заключается в том, что господин Лужков, если его деятельность будет расследована, он не дурачок, и я думаю, где-нибудь в Швейцарии или в Люксембурге лежат замечательные документы, которые он обнародует и которые расскажут нам много нового и интересного относительно бизнес-активности Владимира Путина, его ближайшего окружения, его родственников, друзей, знакомых, и так далее.

ПРОНЬКО: О’кей, значит, запускаю SMS-голосование. Достаем свои мобильные телефоны, и вот о чем я вас спрошу: вам близка позиция Алексея Навального? Вот все то, что Алексей сейчас говорит в программе «Сухой остаток» на «Финам FM», вам близко? Если да, вы с его позицией согласны, то на 5533 пришлите букву «а». Если нет, Алексей Навальный – и дальше многоточие, правда вашей жизни, мнения о том, что он просто пиарится (я сужу об этом по тем вопросам, которые поступают на наш сайт www.finam.fm), просто монетизирует коррупционные схемы в своих целях… А есть и такое Алексей?

НАВАЛЬНЫЙ: Монетизировать коррупционные схемы в своих целях?! Я монетизирую чужую коррупцию!

ПРОНЬКО: Отвечайте честно!

НАВАЛЬНЫЙ: Если монетизировать означает что-то выигрывать на этом, то да, без всякого сомнения, я зарабатываю на этом политические очки, политический капитал – как угодно. Пусть все на этом зарабатывают! Давайте мы все вместе будем бороться с жуликами, заработаем на этом очень много политических очков.

ПРОНЬКО: Итак, если вам близка позиция Алексея Навального, пришлите на 5533 букву «а», если нет, не близка и дальше правда вашей жизни, на 5533 шлите букву «б».        Ничего другого отправлять не надо.

65-10-99-6, www.finam.fm, прямой эфир, без купюр, без цензуры, Алексей Навальный, юрист, известный блогер, сегодня персонально ваш… Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

ПРОНЬКО: Да, представляйтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей. Я желаю Алексею всяческих успехов и объективности в его суждениях.

НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо.

ПРОНЬКО: Подождите, а вы что, сомневаетесь в его объективности?

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, я не берусь сомневаться – просто я иногда опасаюсь немножко людей, которые так категоричны в своих суждениях. Но это из-за недостатка информации, скорее всего.

Тем не менее, я хотел бы ему политический вопрос задать. Мне, например, абсолютно понятно, что весь спектр политических партий, представленных у нас и в Думе, и где только их нет, так или иначе, дискредитирован. Либо своими лидерами, либо идеологией, либо вообще непонятностью идеологии. И вот мне хотелось бы узнать о том, какой, по мнению Алексея, идеологический спектр, не партийный спектр, мог бы заменить ныне правящую невнятную идеологию? Вот такой вопрос.

ПРОНЬКО: Да, спасибо.

НАВАЛЬНЫЙ: Без всякого сомнения, у нас есть совершенно не представленный в политике идеологический спектр, который, условно говоря, обзывают националистическим. Я бы назвал его правоконсервативным, потому что определение «националистический» обладает в данном случае неким негативным оттенком.

ПРОНЬКО: Да.

НАВАЛЬНЫЙ: И я думаю, что, без всякого сомнения, эти люди должны быть гораздо более широко представлены. Кроме того, есть не такая большая, как принято об этом говорить, либерально-демократическая составляющая, она тоже должна быть представлена. И, скажем так, то, с чем сейчас пытается играть «Единая Россия», это такой – кондово-советский элемент. Носители такой идеологии есть, тем не менее, их достаточно много, и, наверное, они тоже должны быть представлены в таком правительстве, мы не можем их игнорировать.

ПРОНЬКО: Так, вот мой тезка потрясающий вопрос задает: «Алексей, есть мысль о том, что вам в ближайшее время могут предложить какую-нибудь должность в государственном аппарате. Подобные мысли приходят в голову многим, так как складывается впечатление, что вы и ваша деятельность вызываете определенный дискомфорт у некоторых коррумпированных органов». Мне нравится формулировка: «определенный дискомфорт». Итак, по поводу – если вдруг позовут что скажете?

НАВАЛЬНЫЙ: Если я буду там, то, мне кажется, дискомфорта будет еще больше. Нет, в любом случае, в этой системе нельзя работать эффективно, если ты являешься частью этой системы, частью коррумпированной системы. Мы видели очень много примеров совсем недавно,

когда мэр, к примеру, который не согласен с «Единой Россией», сразу теряет свой высокий рейтинг популярности, потому что в том городе просто отключают горячую воду, и мэра все сразу перестают любить.

Поэтому нормальный человек в этой системе существовать не может, и он не может эффективно и честно выполнять свои обязанности. Так что быть частью коррумпированной, прогнившей системы бессмысленно сейчас. А такая тема, что вот давайте найдем каких-то трех хороших людей, внедрим их в плохую систему, и они что-то изменят – это не работает, это наивно, и это не удастся.

ПРОНЬКО: То есть, четко отвечая, если поманят, вы не пойдете?

НАВАЛЬНЫЙ: Нет.

ПРОНЬКО: По крайней мере, вот в эту систему, да?

НАВАЛЬНЫЙ: Не пойду.

ПРОНЬКО: Добрый вечер. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня Максим зовут. У меня простой короткий вопрос: обычному рядовому гражданину что делать? Все.

ПРОНЬКО: Спасибо.

НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо, Максим. Любой обычный рядовой гражданин может делать огромное количество вещей. Как я уже сказал – выборы: идите и голосуйте против «Единой России». Всегда агитируйте против «Единой России». По моему какому-то, может быть, узкому сегменту борьбы с коррупцией я постоянно предлагаю форматы, в которых любой человек может участвовать, писать жалобы вместе со мной, отправлять, и так далее, финансировать какую-то оппозиционную деятельность. Мы, например, запустили проект финансирования сайта «РосПил», и люди отправляют по 100-200 рублей. Мы наймем юристов и будем, я надеюсь, действовать достаточно эффективно.

Любой человек на самом деле обладает не меньшим количеством инструментов в работе, чем любой оппозиционный политик.

ПРОНЬКО: Когда поднялась вся шумиха вокруг публикации по «Транснефти», у меня как раз был в студии Сережа Алексашенко. А вы были в Америке на тот момент. И я помню, что в Интернете все рассуждали о том, что, мол, да Навальный же в Америке, да он оттуда все это делает…

НАВАЛЬНЫЙ: Лает из-за океана...

ПРОНЬКО: Сергею я тогда действительно задал вопрос в связи с этим. Я спросил его, как он считает, вернется ли Навальный в Россию? Алексашенко сказал однозначно, что вернется, безусловно. Но, Алексей, вот Агафон из Сковородино (это аж Амурская область!) прислал вам вот какой вопрос…   

НАВАЛЬНЫЙ: В Сковородино, между прочим, заканчивается первая часть трубопровода ВСТО.

***

ПРОНЬКО: Понятно. Он вас спрашивает: «Вы не боитесь власти? Текущая знать…» Вот такая формулировка, «текущая знать». Кстати, в первый раз услышал. «…Текущая знать может и покалечить, и убить, и посадить».

НАВАЛЬНЫЙ: Я не боюсь этой власти. Я отлично понимаю, что действительно, да, с каждым отдельным человеком они могут сделать все что угодно. Однако в целом это совершенно беспомощное и убогое вороватое образование, и

я считаю, что бояться этих жуликов это значит неуважительно относиться и к себе, и к окружающим, и к своей стране. Да, я разумный человек, но мое понимание того, что с каждым они могут сделать все что угодно, не является препятствием, из-за которого я прекращу свою деятельность.

ПРОНЬКО: Но чувство опасности у вас ведь есть? Как у любого человека.

НАВАЛЬНЫЙ: Ну, как у любого человека, я же разумный…

ПРОНЬКО: Чувство самосохранения.

НАВАЛЬНЫЙ: …Я не буду, там, прыгать на милиционеров, на кого-то кидаться и так далее. Я стараюсь вести себя осторожно, насколько это возможно, но какого-то чувства страха у меня нет.

ПРОНЬКО: Если вам близка позиция Алексея Навального, тогда, пожалуйста, на 5533 пришлите SMS с буквой «а». Если вы не разделяете его точку зрения, на тот же номер высылайте SMS с буквой «б».

Дальше идем: «Что делать российской молодежи, которая хочет жить в правовом, справедливом, демократическом, безопасном государстве, но постоянно, каждый день, сталкивается с ситуацией, когда ничего не добиться, не проявив лояльность к коррумпированным чиновникам или к их родственникам? Какой выход?»

НАВАЛЬНЫЙ: Я не согласен ни в коей мере с тем, что ничего нельзя сделать. Я не совсем российская молодежь уже, но…

ПРОНЬКО: Но и недалеко ушли от нее.

НАВАЛЬНЫЙ: …И российская молодежь, и российский средний возраст, и российские старички – мы все обладаем одинаковыми возможностями, мы все можем что-то делать. Я же делаю что-то? Со мной вместе тысячи людей отправляют эти жалобы? Отправляют. В регионах люди самостоятельно ведут антикоррупционные расследования в сто раз более опасные, чем мои. Делают? Делают. Все мы можем это сделать. Как минимум можете пойти на выборы и проголосовать против «Единой России», сагитировать своих соседей на это. Вы можете бороться, там, с жуликом, являющимся у вас начальником ДЕЗа. Все, что угодно можно делать.

ПРОНЬКО: Алина пишет: «Алексей, вы занимались расследованием хищений в банке «ВТБ», в том числе по буровым установкам, где факт хищений налицо. У многих знакомых знакомые входят в состав правления банка «ВТБ». На мои ехидные вопросы они отвечают, что вы этим делом больше заниматься не будете, якобы все вопросы по данному делу с вами, Алексей Навальный, решены».

НАВАЛЬНЫЙ: Я не знаю, кто там какие вопросы со мной решил, но это дело мы продолжаем и будем продолжать. В ближайшее время мы опубликуем новые увлекательные документы. Действительно, по делу «ВТБ» есть совершенно очевидные доказательства того, что руководство банка украло 150 миллионов долларов из банка, что сопоставимо с годовой прибылью банка, с дивидендами, которые они выплачивают. Мы будем преследовать этих жуликов всеми возможными средствами.

Преступление налицо, мы знаем тех, кто украл, как украл, куда они вывели деньги. Все это будет опубликовано. И мы, конечно, будем продолжать бомбить нашу милицию, которая, к сожалению, берет взятки от «ВТБ» и отказывается расследовать факты хищения.

Но мы не остановимся, мы расследуем это дело почти два года и будем его расследовать еще двадцать два года, если это будет необходимо.

ПРОНЬКО: То есть, я правильно понимаю, что по каждому сказанному сейчас слову у вас есть доказательная база? Это уже вопрос как юристу.

НАВАЛЬНЫЙ: Абсолютно. И как юристу – пожалуйста. Когда на общем собрании акционеров мы напрямую называли руководство «ВТБ» ворами, мы при этом им говорили: «Давайте, ребята, подавайте на нас в защиту чести и достоинства». Но они же ничего не делают. Потому что у нас есть все документы, которые показывают, что эти люди украли 150 миллионов долларов у акционеров и в ходе коррупционной сделки еще разбазарили примерно 300 миллионов долларов. Эти буровые установки сейчас валяются на Ямале, покрытые снегом, уже разобранные, и вряд ли их можно будет использовать. Общий ущерб для банка составляет более полумиллиарда долларов. Поэтому мы будем свое дело продолжать и при этой власти, и при другой власти. Вот жулики, которые слушают сейчас эту программу, пускай знают, что рано или поздно мы их достанем.

ПРОНЬКО: Это радиостанция «Финам FM», программа «Сухой остаток», в которой Алексей Навальный, юрист, блогер, отвечает на мои и ваши вопросы. Еще полминуты будем голосовать по вопросу о том, поддерживаете вы или нет позицию Алексея. И еще раз прошу, в оставшиеся минуты лаконично и предметно выражать свои мысли.

Добрый вечер, вы в эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, это Руслан, город Москва.

ПРОНЬКО: Да, Руслан, что скажете?

СЛУШАТЕЛЬ: Для начала скажу, что я честно отправлял письма, но, правда, ответов ваших еще не получал.

НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо, тем не менее.

ПРОНЬКО: Будем надеяться, что Алексей после программы ответит вам.

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да. А вопрос у меня такой. Это мое мнение, и я хотел бы ваше мнение услышать.

Насколько я вижу, при нынешних ценах на нефть, когда текущая власть прекрасно себя чувствует, реально ничего не изменится. Я думаю, что долларов 20-30 должна стоить нефть, и тогда что-то в России поменяется. Насколько ваш взгляд по этому вопросу совпадает с моей точкой зрения или нет?

ПРОНЬКО: Спасибо.

НАВАЛЬНЫЙ: Я не соглашусь здесь. Опять же, избитый уже пример Туниса показывает, что это была одна из самых богатых арабских стран, одна из самых стабильных, однако же, эта стабильность рассыпалась. Опять же, при высоких и растущих ценах на нефть за последние два года мы, тем не менее, наблюдаем очевидный рост недовольства, и мы видим, что все преимущества этих высоких нефтяных цен разворовываются, что на этом люди паразитируют, и это абсолютно однозначно видно всему населению. Так что я не думаю, что высокие цены на нефть являются гарантией сохранности режима.

ПРОНЬКО: Добрый вечер, вы в эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Руслан, я с Северного Кавказа.

ПРОНЬКО: Да, Руслан, слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Я внимательно слежу, слушаю, о чем вы говорите. И я, конечно, солидарен абсолютно с Алексеем…

НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: …Я поддерживаю его во всех отношениях на самом деле. Я с Северного Кавказа, как я уже сказал выше, я понимаю, насколько коррумпировано все это дело, и то, что говорит Алексей, это абсолютно все правильно, это правда. Один из радиослушателей задавал вопрос о том, что же делать простому смертному, да? У меня такой же вопрос.

Вот у меня двое детей, я в данный момент проживаю в Москве, у меня жена-москвичка, дети тоже, а я не прописан. Но это неважно. Просто когда я отправляю в детский сад ребенка, я плачу за него 770 рублей. Плюс 30 рублей – это как бы банковская комиссия за обслуживание. А получаю я за него 750 рублей. Вот с этого начинать надо проблемы решать по жизни, правильно? То есть, до простых смертных у господина Медведева, у господина Путина вообще нет дела – они занимаются элементарным бизнесом.

ПРОНЬКО: Спасибо.

НАВАЛЬНЫЙ: Видимо, имеется в виду соотношение детского пособия и платы за детский сад.

ПРОНЬКО: Да-да.

НАВАЛЬНЫЙ: Здесь не нужно себя обманывать: никакие социальные проблемы не будут решены, пока не будут решены базовые политические проблемы. Поэтому уважаемому радиослушателю я не скажу ничего нового. Я не призываю брать гранату и бежать бросаться на баррикады. Но каждый из нас может внести свою лепту в борьбу с этим режимом. В ежедневную свою маленькую борьбу. Мы должны заставить их измениться. Если эти люди не будут чувствовать давления и прессинга, им будет на-пле-вать. В частности, им будет наплевать на то, сколько людям приходится платить за детский сад, даже если эта плата будет в два раза ниже пособия.

ПРОНЬКО: Роман спрашивает: «Как вы относитесь к отделению от России кавказских республик?» Коль скоро заговорили вот о Северном Кавказе.

НАВАЛЬНЫЙ: Нужно признать, что в настоящее время северокавказские республики де-факто отделились, они не являются частью Российской Федерации. Там нет никакой власти, а есть просто какие-то банды, и уже не поймешь уже, за кого эти банды: то ли это исламисты, то ли это просто какие-то там бандиты, и так далее. Поэтому начать нужно с признания того, что

сейчас Северный Кавказ не является частью России, и, исходя из этого уже, необходимо выстраивать соответствующую стратегию. В первую очередь, это, конечно, должна быть декриминализация Северного Кавказа, борьба со всеми этими явлениями, которые за последние несколько лет стали модными:

посмотрите, любой кавказский политик бравирует тем, что, дескать, у нас кровная месть, у нас невест похищают, у нас все должны надеть какие-то там платочки, и так далее. Вот это абсолютно тупиковый путь, это было в девятнадцатом веке. И вот это насаждение на Северном Кавказе трайбализма и родоплеменного строя, чем занимается, кстати, федеральная власть, это, повторюсь, абсолютно тупиковый путь, и вот с этим нужно бороться.

ПРОНЬКО: Добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Юрий, добрый вечер, Алексей.

НАВАЛЬНЫЙ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Буду кратким. Меня зовут Сергей. Я поддерживаю вас, Алексей, целиком и полностью, и, в общем-то, не только я, но и авиационная интеллигенция из города Жуковского.

НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Хочу спросить: как вы относитесь к такому варианту, если бы у нас был президент, похожий на Лукашенко?

НАВАЛЬНЫЙ: Я думаю, что это маловероятно. К сожалению, у Лукашенко Путин позаимствовал только жесткость и тоталитарные замашки, но не перенял какую-то лукашенковскую борьбу с коррупцией. Я думаю, что в настоящее время президент типа Лукашенко просто невозможен.

ПРОНЬКО: И в заключение – вопрос Андрея: «Алексей, что, на ваш взгляд, главное в жизни?»

НАВАЛЬНЫЙ: «Главное, ребята, сердцем не стареть».

ПРОНЬКО: Таков ответ Алексея Навального. Спасибо большое.

НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо вам.

ПРОНЬКО: Первая встреча в этом 2011 году и, надеюсь, не последняя, потому как 99% слушателей «Финам FM» вас поддерживают. Вот таковы итоги голосования. В голосовании приняло участие просто астрономическое количество людей – 1212 человек за этот промежуток времени!

НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо всем большое, я очень благодарен за поддержку.

ПРОНЬКО: Но, Алексей, 1% слушателей вас не поддерживают.

НАВАЛЬНЫЙ: Это, видимо, Токарев и Вайншток проголосовали.

ПРОНЬКО: Спасибо огромное!.. Алексей Навальный, юрист, известный блогер, был сегодня в «Сухом остатке» на «Финам FM».

 

 

© Stolica.fm

Полная версия страницы